Крылья Советов Самара Официальный сайт


фото веллитон ноги

2017-10-17 16:43 Тетради и билеты от Крыльев , пицца от Папа Джонс Сергей Корниленко посетил школу




- Нынешнее поколение ничем не отличается от нашего, - утверждал один французский психолог. - Они тоже вырастают. Тоже идут в лицей. Тоже выкуривают свой первую сигарету. Тоже уходят из дома. Тоже женятся. Тоже рожают детей. Только в обратной последовательности.


Волосатый повар огня боится!






Она пришла, негаданно, нежданно, Аж сердце защемило у меня. "И почему со мной случилось это рано ?" Вопросом задавался я тогда. Она пришла, и свет переменился, И стали замечать мои друзья, Что как-то я не много изменился, Ушел в себя, короче говоря. Она пришла, и все так не уходит, Ночами мучаюсь, и духом я упал. И я гоню ее, хоть силы на исходе, Мою простуду, черт ее побрал !


Вот скажите, какие могут быть развлечения в военном городке в монгольской степи? Ну у взрослых все понятно - водка, секс и телевизор. А детям-то что делать? А Вовке было одиннадцать лет, когда он вместе со своим папаней, капитаном ракетных войск СССР, попал служить в дивизион, расположенный в степи в 30-ти километрах от Улан-Батора. Первые два развлечения по причине возраста отпадали, телевизор, единственный канал «Орбита-4», тоже быстро надоел. Поэтому приходилось вместе с другими пацанами придумывать себе развлечения самим. Например, поездка в школу, в Улан-Батор. Сначала интересно было разглядывать монголок и монголов, традиционно справляющих большую и малую нужду сидя на обочине дороги. Вековая традиция - кустов нет, прятаться некуда, вот и гадят у дороги. Обычно - парами, в беседе, чтобы время зря не терять. Заодно и с проезжающими здороваются. Восток - дело тонкое... Это быстро надоело и мальчишки решили этот процесс улучшить. Узнали в школе несколько страшных ругательств на монгольском языке и, открыв окно автобуса, кричали гадящим аборигенам: «Твою маму трахал конь!», «Сын шакала и сурка! » и, наконец, самое страшное: «Засраный конекрад! » Срущие монгольские коневоды стали жаловаться старшему коневоду. Тот пожаловался главному коневоду. Тот - самому главному коневоду. И так далее... В конце концов жалоба дошла до посла СССР в Монголии. Цепочка стала раскручиваться в обратном направлении - военный атташе - командующий войсками - командир корпуса и так далее... В автобус пришел слесарь дядя Вася и закрутил проволокой все окна, оставив для вентиляции только люки на потолке. Скучно... Но тут к военному городку пришел на пастбище табун лошадей. Старый монгольский погонщик, живший при табуне в юрте, русского не знал, но получив в подарок зажигалку, сделанную солдатами из гильзы зенитки, разрешил пацанам кататься на самом смирном коне из стада. Сделав из старого солдатского одеяла подобие седла, уздечку и дав коню имя «Фантомас», мальчишки стали все свободное время играть в ковбоев, индейцев, Фан-Фана Тюльпана и Зорро. Для продолжения контракта табунщику периодически приносили журналы «Огонек», пустые бутылки, старые фуражки, гвозди и т.п., и все это он с благодарностью принимал. А однажды Вовка принес монголу в подарок старые отцовские офицерские сапоги и портупею. Радости деда не было предела. Когда мальчишки стали собираться домой, коневод, одетый в монгольский халат, офицерскую фуражку, сапоги и портупею, стал им что-то говорить, указывая на «Фантомаса». После недолгих разбирательств выяснилась сногсшибательная новость. Дедок дарил пацанам коня! Просто так! А вам в детстве делали такие подарки?! Вот это да!!! От счастья пацаны просто потеряли голову. Свой конь! Навсегда! Что может быть лучше! И, оседлав подарок, быстрее, пока дед не передумал, счастливые друзья поехали домой. Заехали в городок через огромную дыру в ограждающем заборе. Время было обеденное, городок был пуст, все прятались от жары по квартирам, и, привязав коня к дереву возле магазина «Военторг», мальчишки тоже пошли по домам обедать. Договорились встретиться через час с едой для Фантомаса. Но через час возле коня стояла большая толпа, во главе с продавщицей Люсей и начальником штаба дивизиона Петренко. Пробившись к центру, наши герои поняли, почему толпа в основном молчала, слушая чертыхания начштаба. Дело в том, что конь сдох. Попросту отбросил копыта. Монолог начальника штаба был наполнен недоговоренными словами и отрицательными эмоциями. - Какая с-с-у... скотина притащила сюда дохлую лошадь?! Коня, какая нах.. разница!!! Кто видел этих пи.. подонков?! Люська, говори, ведь его сюда на руках не могли принести, бл..!!! Да не ты! И на какой х-х-хрен надо было тащить сюда эту дохлятину?! Да не мог он сам прийти и подохнуть, это что вам - конь Буденного, что к военным на смерть идет?! Где дежурный с КПП, ему сейчас полный п-п... хардипец будет, за то, что он сюда эту коняку пропустил!!! Шекспировский монолог был прерван появлением командирского ГАЗика, при появлении которого Вовка спрятал за спину половину буханки хлеба, принесеной для почившего. Уставший командир, быстро оценив ситуацию, коротко сказал: «Петренко, убрать! » и уехал в штаб. Получив простое руководство к действию, начштаба перестал ругаться и начал командовать. Приехала дежурная машина. Вызваные по тревоге солдаты попытались загрузить тело в кузов, что им не удалось - ручек для удобства поднятия на коне не было. Тогда из автопарка пригнали машину с лебедкой и человеческий гений победил - мерин был загружен в кузов ЗИЛа. И тут Петренко впервые задумался - а что же дальше? Тело надо похоронить. Понятно. Но где?! Может вы подскажете адрес ближайшего лошадиного кладбища? Ладно, солдат и лопат много, можно вырыть конскую могилу возле ГСМа, но кто знает от чего конь пал? А если он сдох от чумы или сибирской язвы?! И потом вся эта гадость попадет через грунтовые воды в колодцы? А?! Значит, надо делать анализ. Это только в Улан-Баторе. Пока узнаем адрес лаборатории, потом - что везти на анализ, пока отвезем, пока сам анализ сделают - труп-то где все это время хранить?! Вы, когда заезжали в городок, видели надпись «Склад дохлых лошадей»? Нет?! А знаете почему? Потому что ее там нет!!!! И дальше. Если выяснится, что конь помер от какой-то заразы, надо строить скотохранилище. Выставлять возле него пост. Проверять герметичность. Делать отчетность. Принимать проверяющих. Устранять недостатки. Узнаю, кто этого мерина притащил - яйца оторву! Но это еще полбеды. Ведь придется провести обследование жителей гарнизона. Сделать вакцинацию. Провести карантинные мероприятия. Дезинфекцию территории. і-мое. .. И самое плохое, в любом случае придется доложить обо всем командованию в корпус. А оно сразу спросит - а как дохлый заразный конь незаметно попал на охраняемую территорию дивизиона? И кто там отвечает за караульную службу, охрану и оборону?! Начальник штаба?! Ну-ка, иди сюда на кочерыжку, с мылом, по полной программе!.. И не видать мне академии... В лучшем случае! ішкин кот, бля-нах, крантец, сучий конь..!!!! Все эти тяжелые мысли крутились в голове Петренко, когда он, отправив машину с павшим мерином в автопарк, вечером сидел в своем кабинете, взявшись обеими руками за голову. С докладом о проведенном разводе в кабинет зашел верный зам майор Исманов. «Товарищ подполковник, развод наряда проведен... » - начал он, но замолчал, увидев полные слез глаза Петренко, который выдавил из себя только «Сучий конь... » - Иван Пантелеевич, не переживайте вы так, все решается очень просто! - Как просто, Исманов, как просто?!!!! Дезифекция, вакцинация, скотохранилище, охрана, академия...!!!! Конец! Мне конец, понимаешь! - Очень просто! - сказал Исманов, и, наклонившись к начальнику, стал что-то тихо говорить ему на ухо. Той же ночью из ворот городка выехала грузовая машина, у которой в путевом листе в графе «груз» было написано «Мясо», а в графе «пункт назначения» стоял прочерк. Старшим машины был подполковник Петренко. Час по степному бездорожью, и, наконец, из кузова машины на землю была выброшена конская туша. Ночь была безлунная. Высоко в небе светила полярная звезда. Машина развернулась и, петляя и путая следы, поехала назад. Фантомаса съели волки. Подполковника Петренко ждала академия. А майор Исманов был представлен к ордену «За боевые заслуги» В.Х.